о большом успехе, который имел дон Кихот во время ужасной, никогда неслыханной происшествия с ветряными мельницами, и о других, достойные воспоминания происшествия

Дон Кихот и Санчо Панса увидели тридцать или сорок ветряных мельниц, стоявших неподалеку в поле. Дон Кихот сразу сказал, что это великаны с огромными руками, с которыми он сейчас драться и всех убьет. Оруженосец начал объяснять:

 «Присмотритесь лучше, ваша милость, — сказал Санчо, — то, что вам кажется великанами, это обычные ветряки, а их руки, как вы говорите, то крылья …».

Но дон Кихот его не послушал. Он сжал шпорами бока Росинанта и бросился на мельницы с шумом.

 «Не убегайте, подлые и гадкие существа, ибо на вас напомнит один только рыцарь».

 К тому времени снялся ветерок, и крылья ветряных мельниц начали двигаться. идальго обратился к сеньоры Дульсинеи и попросил у нее помощи в такой тяжелой приключении. Тогда дон Кихот подъехал к ветряков и вонзил копье в крыло ближайшего из них. Ветер окреп, очень вернул крыло и поломал копье, а ездока вместе с конем швырнул прочь в поле. Санчо Панса, подъехав на осле, помог идальго встать, ибо не в силах был шевельнуться через большой удар. Он посадил дон Кихота на Роси-Нанта, которому ветряки почти свернули ребра, и после этого они пошли дальше, направляясь к Пуэрта Лапис, где, уверял дон Кихот, им будет достаточно разных приключений. Нашего рыцаря беспокоила потеря копья и рассказал оруженосцу историю, которую читал в романе. Один испанский рыцарь Диего Перес де Варга во время боя сломал меч и тогда он вывернул огромный дуб, то здоровенный дубовый сук, с помощью которого поднял много подвигов. Дон Кихот тоже собирался теперь сломать дубовый сук и поступать дальше подвиги. Выслушав своего хозяина, Санчо Панса сказал:

 «Я верю всему, что говорит ваша милость …

 … и я хотел бы, чтобы ваша милость жаловалась, если что-то болит. За себя могу сказать, что я буду жаловаться на малейшее боль, если это не запрещено оруженосцам так, как рыцарям ».

 И дон Кихот не мог удержать смеха по поводу искренности Санчо.

 Ночь они пробыли под деревьями. С ветви одного из деревьев идальго сделал копье. Он не спал всю ночь, думая о сеньору Дульсинею, в отличие от оруженосца, который крепко заснул. На следующее утро рыцарь и его оруженосец поехали в Пуэрта Лапис. Дон Кихот попросил Санчо Пансо не пытаться помогать ему в битвах с рыцарями, на что тот ответил:

 «… я не нарушу ваших приказов. Нрав у меня мягкая, и я враг всяких вмешательств в любые споры или соревнования. Правда, если бы мне пришлось защищать себя самого, я не посмотрел бы на ваши законы, потому что и по-человечески и по-божески каждый может защищаться от нападения ».

Пока они разговаривали, на пути появились два монаха-бенедиктинцы, с масками против пыли на лицах и зонтиками в руках. Чуть позади ехала карета, окруженная всадниками, а еще позади шли два погонщики. Как потом выяснилось, в карете ехала женщина. Монахи путешествовали отдельно и совершенно случайно встретились с ней в пути. Увидев их, дон Кихот вообразил, что монахи, то какие волшебники, которые везут в карете украденную принцессу. Дон Кихот остановился посреди дороги и, когда монахи приблизились к нему, он сказал, чтобы те немедленно освободили украденную принцессу. Монахи начали объяснять, кто они на самом деле, но идальго им не поверил и наставил на одного из них копье. Бенедиктинец упал с перепугу из ила, а второй бенедиктинец начал убегать. Санчо Панса, увидев, что монах лежит на земле, подбежал к тому и принялся снимать с него одежду, потому что это была законная добыча дон Кихота. В настоящее время в оруженосца подъехали погонщики и избили его за непристойное поведение с монахом. Идальго же этого не видел. Он стоял у кареты и объяснял сеньорита, которая в ней сидела, что женщина уволена странствующим рыцарем Дон Кихот Ламанчский. В благодарность за его поступок, дон Кихот просил сеньорита поехать в Тобосо к несравненной Дульсинея Тобосская и рассказать о нем.

 Один из всадников, сопровождавший даму, поняв намерение дон Кихота вернуть карету в другом направлении, подъехал к нему и закричал:

 «Прочь, рыцарь, прочь, ибо я убью тебя, если ты не дашь нам ехать дальше ..».

И они начали драться. Остальные всадников пытались успокоить их, но не могли ничего сделать. Тем временем враг дон Кихота ударил его мечом по плечу, а второй удар сорвал броню слева идальго. Но, встав на стременах и нацелив меч наш странствующий рыцарь ударил мечом всадника по голове так, что у того потекла кровь из носа, изо рта, из ушей и он упал. Дон Кихот смотрел на это совершенно спокойно, слез с коня, быстро подошел к противнику и грозился отрезать назад голову, если всадник не покажется. Тогда женщина, сидевшая в карете взмолилась идальго помиловать ее подчиненного. Дон Кихот согласился, если «… этот рыцарь должен обещать мне поехать в Тобосо, появиться от моего имени к несравненной сеньоры Дульсинеи и сдаться на их волю».

И испуганная женщина пообещала ему выполнить все предписания.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector