Система предикатов как ключ к интерпретирующему описанию текста (на материале македонских сказок)

Ключевые слова: внешний предикат, внутренний предикат, референция, реалия, текстовая картина мира.

 

Предлагаемый логико-семиотический анализ (далее — ЛСА) системы знаков для обозначения свойств и отношений (предикатов) основывается на положении расширенной теории референции: указание на объекты референции предполагает их одновременное неизбежное отображение. В сказке текстовая «реальность» (картина мира) находится с отображаемой реальностью в отношениях иконизма, что подтверждают структурно-типологические и семиотические исследования этого жанра. Однако одинаковы ли текстовые картины мира, представленные в разветвленной жанровой системе сказки, в которую включаются сказки о животных, волшебные, бытовые, новеллистические, библейские сказки и т.д.?

В качестве материала исследования выбраны две внутрижанровые разновидности сказки — библейская (далее — БС) и волшебная (далее — ВС). Можно предположить, что анализ системы предикатных знаков позволит выявить особенности текстовой картины мира обоих видов сказки, поскольку с функциональной точки зрения, предикат является формой отображения вещи и в этом смысле ее сущностным именем: невозможно описывать реальность, не прибегая к предикатным знакам. Если основной единицей семиотического анализа текстовой картины мира является реалия (вещь, функционирующая в тексте и выступающая проекцией вещи онтологической реальности), то актуализация реалии в тексте происходит посредством предикатных знаков.

Предложим следующую схему анализа системы предикатов. Для отбора предикатных знаков применялся метод сплошной выборки. Объем выборки составил 544 единицы. Анализ проводится с использованием относительных (процентных) показателей внутри каждой жанровой разновидности сказки.

Прежде всего, мы не отказываем предикатным знакам обладать свойством референциальности. В качестве экстенсионального пространства, к которому они осуществляют референцию, выступают свойства класса разнородных объектов.

Анализ проводился по следующим аспектам:

1.                  в зависимости от онтологической природы объекта референции выделялись предикаты внутренние (обозначающие свойства предметов, далее — Р2) и внешние (знаки для обозначения отношений между предметами — далее Р1). Сопоставительный анализ систем предикатов в ВС и БС демонстрирует следующее процентное соотношение предикатных знаков: в ВС Р1 составляют 75%, Р2 — 25%; в БС иная картина: 55% Р1, 45% составляют Р2.

2.                  в зависимости от способа замены предикатной группой имени – предикаты в форме определенных или неопределенных дескрипций. В ВС процентное соотношение предикатов в форме определенных дескрипций составляет 71%, в форме неопределенных дескрипций — 29%; в БС — 89% и 11% соответственно (расчет производился из общего количества дескрипций).

3.                  с функционально-семантической точки зрения были выделены следующие группы предикатных знаков:

Среди Р2 выделяются следующие типы:

o   характеризующие предикаты (термин Н.Д. Арутюновой): вистинскиот цар ‘настоящий царь’, лажниот цар ‘ложный царь’, волшебна планина ‘волшебная гора’, била болна ‘была больна’ и др.;

o   волюнтативные предикаты: сака, има желба ‘хотеть’ и др.;

o   предикаты психологического воздействия (термин Н.Д. Арутюновой): пожали ‘пожалел’, колне ‘клясть, проклинать’, не можел да му се оживи ‘не мог его <волка> оживить’ и др.;

o   предикаты эмоционального состояния: му было криво ‘ему было противно’, се весели ‘веселиться’, се засрами ‘застыдиться’ и др.;

o   предикаты трансформации. В этом типе выделяются: предикаты, эксплицирующие смену онтологического статуса объекта: се претвори  во просо ‘превратиться в просо’, се преправи во гулаб ‘стать голубем’ и др.; предикаты, эксплицирующие смену социального статуса объекта (персонажа): станал цар ‘стал царем’ и др.;

o   реляционные предикаты. В этом типе выделяются: предикаты, эксплицирующее отношения сходства/подобия: сонцето и месечината се како некои кандила  ‘Солнце и Луна словно лампады’; со бела брада како снег ‘с белой, как снег, бородой и др.; предикаты, эксплицирующие отношения родства: ѓаволот и Господ се браќа ‘черт и Господь — братья’ и др.;

o   оценочные предикаты: му бендисува ‘ему нравится’ и др.

            Проследим, как распределяются выделенные типы Р1 и Р2 в обоих видах сказки
(см. таблицу 1):

Таблица 1

Функционально-семантические характеристики предикатных знаков

 

 

Разновидность сказки

ВС

БС

Тип предиката

Внешний

Предикаты движения

37%

20%

Предикаты говорения

34%

37%

Трансформационные

предикаты

Смена онтологического статуса объекта

11%

3%

Смена социального статуса объекта

0,5%

Реляционные предикаты

Сравнение объектов

1%

23%

Родственные отношения

0,5%

Предикаты ментальных процессов

5%

11%

Предикаты визуального восприятия

7%

3%

Предикаты аудиального восприятия

4%

3%

Внутренний

Характеризующие предикаты

81%

78%

Волюнтативные предикаты

4%

Предикаты психического воздействия

4%

17%

Предикаты эмоционального состояния

4%

4%

Оценочные предикаты

6%

Как видно из таблицы, в обоих видах сказки превалируют характеризующие предикаты, что представляется закономерным, так как именно эти предикаты указывают на постоянный или временный признак отображаемого объекта, именно они выделяют реалию среди других реалий и позволяют воспринимать ее в текстовой картине мира «эмпирически».

На значимость той роли, которую играют в тексте ВС предикаты трансформации, указывали И.И. Ревзин, В.В. Иванов, В.Н. Топоров и др. Можно предположить, что смена онтологического статуса объекта отображения (чистая сюжетность) есть одно из условий, позволяющих выделять ВС среди других сказок. Категория вымысла является центральной в ВС именно благодаря предикатам, отображающим акты превращения.

В БС, в свою очередь, выделяется группа реляционных предикатов, причем, как правило, один из сравниваемых объектов относится к метафизической (божественной) сфере, другой же принадлежит к кругу предметов онтологической реальности, отображаемой сказкой. Кроме того, в БС выделяется группа предикатов психического воздействия, чего нет в ВС. Возможно, это связано с тем, что в системе персонажей БС смещается центр: она не героецентрична, как ВС, а направлена на отражение отношений между персонажами — Богом и чертом, Богом и апостолами, простыми смертными.

Таким образом, ЛСА системы предикатов демонстрирует, что текстовая картина ВС носит нементальный характер: в структуре текста преобладают Р1 — знаки, отображающие эмпирически наблюдаемые явления, «сценические» знаки. Текстовая «реальность» ВС находится с отображаемой реальностью в отношениях иконизма. В БС, при возрастающем количестве Р2 (знаков для свойств объектов, преимущественно экспериенциальных знаков) меняется характер отображения мира, хотя структурное сходство с ВС сохраняется. ЛСА системы предикатных знаков волшебной и библейской сказок позволяет прояснить механизм порождения текстовых картин мира внутри одной жанровой разновидности. Они, как показывает анализ, не тождественны.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector