Одной из причин многогранности культуры является неисчерпаемость, загадка природы человека как разумного существа и носителя культуры

Одной из причин многогранности культуры является  неисчерпаемость, загадка природы человека как разумного существа и носителя культуры. Сложность ответа на вопрос «Что есть человек?»  есть причина  многообразия ответов на вопрос «Что есть культура?». Вслед за Козьмой Прутковым, мы до бесконечности можем думать над интригующей проблемой: «Постигнуть можно мир. Постигнуть можно жизнь, но как постигнуть то, чем постигаешь?»

Но вне зависимости от ответа на то, что есть наш разум, мы можем охарактеризовать человека с точки зрения существования двух объективных данностей, которые нас окружают – Природы и деятельности людей. Жизнь человека – это всегда процессы 1) природные, биологические, происходящие  внутри организма и 2) его деятельность, направленная на взаимодействие с внешней средой. Деятельность же – это активность, преследующая осознаваемые человеком цели, направленные на удовлетворение его потребностей и интересов. Все, что нас окружает, в том числе и мы сами, есть либо природное явление (море, ветер), либо результат деятельности людей, использующих и преобразующих природу. Людьми создается искусственный мир, состоящий из вещей материальных (предметов, построек), идеальных (понятий, смыслов), социальных (видов общежития), технологических (способов той или иной деятельности). Этот искусственный мир мы и называем культурой. Это мир артефактов – явлений и их материализованных результатов, созданных людьми, имеющих искусственный характер, неприродное происхождение.

Этот мир чрезвычайно важен для человека, ибо без него человека не существует. Как не существует человека без биологического природного основания – первой природы, так невозможно представить себе человека без культуры – его второй природы. Существо, которое не обладает речью, не имеет способности передавать свой опыт не генетически, а методом заучивания, подражания и не в состоянии создавать что-либо новое, мы человеком не назовем.

            Но и культуры без человека не существует.  Исследуя ее, невозможно игнорировать природную сторону человека. Некоторые современные социобиологи (Лоренц, Халоуэлл и др.) даже  утверждают, что никакой пропасти между человеком и зверем нет. Мы имеем общее происхождение. Все живые существа живут по одним и тем же принципам. Многие из явлений, которые мы считаем своими особыми,  имеют непосредственные аналогии в поведении животных. Например,   существование  стаи или стада  может рассматриваться как прообраз социально-общественной жизни. Даже способность к мышлению выступает как функция мозга, создаваемого природой в процессе эволюции с потенциальной возможностью к дальнейшему развитию. Современные исследования доказывают наличие зачатков мышления у животных, в частности, обезьяны, обученные языку глухонемых,  демонстрируют новые поведенческие способности – общаются между собой, передают информацию и даже учат младших языку. Особенности поведения животных изучает  наука этология.  При таком подходе социальное поведение животных лишь уровнем сложности и разнообразием  используемых механизмов отличается от поведения людей, и культура выступает как этап эволюции природы.

            В биологическом плане, человека от  животных отличает всего 2-4 % генов, в которые уместились разум, творчество и культура  как основные видовые характеристики человека, единственного биологического существа, преодолевшего свою программу инстинктов. Поведение животного почти полностью  программируется генетически, хотя у высокоорганизованных животных есть запас возможностей использовать для выживания мозг в случае непредвиденной ситуации. Но,  в целом, нормы поведения и способы выживания животное имеет с рождения, ему не надо их специально осваивать. У животного всегда известно, что разовьется из тех или иных биологических  предпосылок. У человека же доля готовых, данных от природы, приспособительных механизмов выживания крайне низка. Недаром Иоганн Гердер называл человека «вольноотпущенником природы», а  Артур Шопенгауэр — даже «дезертиром».  Потеряв укорененность в инстинкте, он стал существом достаточно непредсказуемым, имеющим уникальные возможности к самостоятельному развитию и приспособлению. Без жесткой внутренней программы поведения, человек  сумел выжить, используя возможности мозга, подражая и выбирая разные  варианты для подражания в животном мире.  Вынужденный  заново приспосабливаться к жизни в природе, «воплощаясь» то в одно, то в другое существо, он смог выработать систему ориентиров, дополняющих инстинкты. Восстановлением нарушенной связи с миром природы стала замена инстинктов принципом культуры. Культура здесь выступает как способ жизни человека.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector