Понятие культура

Смысл представлений о природе и об античной древнос­ти меняется относительно Откровения: для средних веков природа была Божьим творением, а античность — своего рода предтечей Откровения; для нового времени и та и дру­гая становятся средством освободиться от Откровения, показать его несущественность, более того его враждеб­ность всему живому.

В первом, телесно-душевном бытии человек сам принад­лежит к природе. Но стоит ему осознать эту принадлежность, как он начинает, распоряжаясь ею по своему усмотрению, выходить из мира природных связей и противопоставлять себя ему. Этот опыт лежит в основе второго главного элемента нового понимания человеческого бытия: понятия субъектив­ности.

Субъективность, в ее специфическом значении, столь же мало знакома средним векам, как и «природа». Природа озна­чала тогда совокупность вещей в их порядке и единстве, по­нимаемую, однако, не как автономная вселенная, а как созда­ние суверенного Бога. Соответственно, и субъект представал как единство индивидуального человеческого существа и но­ситель его духовной жизни. Но прежде всего он оставался Божьим творением, призванным исполнять высшую волю. На закате средневековья и в эпоху Возрождения пробуждается ощущение «Я» совсем иного рода. Человек становится важен себе самому; Я, и в первую очередь незаурядное, гениальное Я, становится критерием ценности жизни.

Субъективность проявляется прежде всего как «личность», как образ человека, развивающегося на основе собственных дарований и собственной инициативы. Как и природа, лич­ность есть нечто первичное, далее не подлежащее обсужде­нию. Личность, и в особенности великая личность, должна быть понята из нее самой, и свои действия она оправдывает собственной изначальностью. Этические нормы оказывают­ся рядом с ней относительными. Этот критерий, открытый на примере незаурядного человека, переносится затем на чело­века вообще, и этос объективно доброго и истинного вытес­няется «подлинностью» и «цельностью».

Все, что может быть выведено из личности, или субъекта, признается окончательно понятым; всякое действие, поскольку оно сообразно личности, оправдано — аналогично тому, как природа стала источником познания, а естественность цен­ностным критерием. При этом личность и субъект сами так же непостижимы, как и природа. Но если что-то может быть обосновано с их помощью, то оно уже вне сомнений и крити­ки. Так личность попадает в область религиозного. Гений кажется чем-то таинственным и связывается с представления­ми о богах. В идеалистическом понятии духа субъективность индивида соотносится с субъективностью вселенной — миро­вым духом — и явления, собственно, его выражением. Тот же Гёте так ясно, так выразительно прославлял изначальность и полноту, внутреннюю устойчивость и счастье личности; до­статочно вспомнить несколько стихов из «Западно-восточно­го дивана»:

«Всякий человек, будь то свободный, или подневольный, или облеченный властью, согласится, что наивысшее счастье смертных — это личность».

Между природой, с одной стороны, и личностью-субъек­том, с другой, возникает мир человеческого действия и твор­чества. Он покоится на этих двух полюсах, но может высту­пать и самостоятельно — в третьем важном понятии нового времени, в понятии «культура».

Средневековье производило изумительные вещи, сумело до­стичь почти совершенных форм человеческого общежития — создало, одним словом, культуру высшего класса. Однако все это понималось как служение творению Божию. В эпо­ху Возрождения произведение и созидающий его человек получают новое значение. Они сосредоточивают в себе весь тот смысл, который прежде принадлежал лишь Божьему творению. Мир перестает быть тварью и становится «при­родой»; человеческое дело перестает быть служением, выра­жающим послушание Творцу, и само становится «творени­ем», «творчеством»; человек, прежде слуга и раб, становится «созидателем».

Рассматривая мир как «природу», человек переносит его в самого себя; понимая себя как «личность», он делает себя господином собственного существования; проникаясь во­лей к «культуре», он берет на себя построение собственно­го бытия.

Понятие «культура» возникает одновременно с формиро­ванием науки нового времени. А из науки появляется техника — квинтэссенция всех тех способов деятельности, благодаря которым человек может ставить себе цели по своему усмотрению. Наука, политика, экономика, искусство, педагогика все сознательнее отделяются от веры, а также и от общеобязательной этики и строят себя автономно. Но хотя каждая от­дельная область обосновывает, таким образом, сама себя, они создают и нечто общее, что оказывается одновременно и их общим основанием. Это и

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector