Данный случай следует квалифицировать как убийство в состоянии аффекта

1. Тришкин уголовной ответственности не подлежит, поскольку в данном случае нет оснований для квалификации его действий как убийства при превышении пределов необходимой обороны. Согласно п.1 ст. 37 УК не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Поскольку в данном случае была угроза жизни Тришкина, т.е была общественная опасность, наличность посягательства, реальность угрозы, защищались охраняемые законом интересы, вред причинен только посягающему. Поскольку защищалась жизнь, то причинение посягающему смерти не будет несоразмерным.

2. Данный случай следует квалифицировать как убийство в состоянии аффекта (ч.1 ст.107 УК). Убийство было совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, а также  длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

3. Действия Кучева и Зиновьева следует квалифицировать по ч. 1 ст. 109 УК как причинение смерти по неосторожности. С их стороны было нарушение общих правил предосторожности, неосторожность в форме легкомыслия.

4. Данное деяние следует квалифицировать по п. «Д» ч.2 ст.105 УК – убийство совершенное с особой жестокостью. Аффекта в данном случае не будет, поскольку умысел был заранее обдуман.

5. Действия Князевой будут квалифицироваться как покушение на убийство ч. 3 ст.30, ч.1 ст.105 УК, и причинение смерти по неосторожности ч.1 ст.109 УК.

6. Правильная квалификация – ч.1 ст.213 УК (Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия) и ч. 1 ст.109 УК (причинение смерти по неосторожности).

7.Поскольку иные способы доведения до самоубийства (кроме перечисленных в ст.110 УК угроз, жестокого обращения и систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего), даже если они привели к самоубийству потерпевшего не могут влечь ответственности по ст.110. С точки зрения уголовного права действия Рыбкина квалифицировать как преступление невозможно.

8. Ликова можно привлечь за кражу и незаконное хранение яда (ст.158, 228 УК). Состава доведения до самоубийства (ст.110 УК) не будет, поскольку иные способы доведения до самоубийства (кроме перечисленных в ст.110 УК угроз, жестокого обращения и систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего), даже если они привели к самоубийству потерпевшего не могут влечь ответственности по ст.110.

9.Бодрова можно привлечь к УО по ст.110 УК (Доведение лица до покушения на самоубийство путем жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего).

10. Горобцев уголовной ответственности не подлежит, поскольку в данном случае нет оснований для квалификации его действий как убийства при превышении пределов необходимой обороны. Согласно п.1 ст. 37 УК не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Поскольку в данном случае была угроза жизни Горобцева, т.е была общественная опасность, наличность посягательства, реальность угрозы, защищались охраняемые законом интересы, вред причинен только посягающему. Поскольку защищалась жизнь, то причинение посягающему смерти не будет несоразмерным.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector