Дуализм средневековых представлений, резко расчленявший мир на полярные пары противоположностей,

Дуализм средневековых представлений, резко расчленявший мир на полярные пары противоположностей, группиро­вал эти противостоящие одна другой категории по вертикаль­ной оси: небесное противостоит земному, бог — диаволу, хозя­ину преисподней, понятие верха сочетается с понятиями бла­городства, чистоты, добра, тогда как понятие низа имеет отте­нок неблагородства, грубости, нечистоты, зла. Контраст мате­рии и духа, тела и души также содержит в себе антитезу низа и верха. Пространственные понятия неразрывно связаны с ре­лигиозно-моральными. Привидевшаяся библейскому Иакову лестница, по которой с небес на землю и обратно снуют анге­лы, — такова доминанта средневекового пространства.

<…>В эпоху христианского средневековья подверглось извес­тной перестройке и представление о соотношении локально­го микромирка и всего мира. Большинство населения по-пре­жнему жило в относительной изоляции, но тем не менее и боль­шой мир уже включался в сознание человека. Это был мир хри­стиан, сфера господства вселенской церкви, объединявшей раз­розненные его части идеологически и организационно. Космо­политическая идея единства христианского мира была необ­ходимым коррелятом хозяйственного и феодального партику­ляризма и сепаратизма средневековья. …Расширяется и услож­няется географическое пространство, а вместе с тем происхо­дит освоение и внутреннего пространства человеческой души, — в ней обнаруживаются доселе неведомые богатства.

* * *

Мало найдется других показателей культуры, которые в та­кой же степени характеризовали бы ее сущность, как понима­ние времени. В нем воплощается, с ним связано мироощуще­ние эпохи, поведение людей, их сознание, ритм жизни, отно­шение к вещам. Достаточно указать на циклическое восприя­тие времени, доминировавшее у народов древнего Востока и античности, на финалистскую концепцию движения мира от сотворения его к концу, к слиянию времени с вечностью в сред­ние века, для того чтобы стало ясным коренное различие в жиз­ненной ориентации культуры древности и культуры средне­векового христианства.

…То обстоятельство, что в аграрном обществе время регу­лировалось природными циклами, определяло не только за­висимость человека от смены годичных периодов, но и спе­цифическую структуру его сознания. В природе нет развития, — во всяком случае, оно скрыто от взора людей этого обще­ства. Они видят в природе лишь регулярное повторение, не в состоянии преодолеть тиранию ее ритмического кругового дви­жения, и это вечное возвращение не могло не стать в центре духовной жизни в древности и в средние века. Не изменение, а повторение являлось определяющим моментом их сознания и поведения… Архаическое общество отрицало индивидуаль­ность и новаторское поведение. Нормой и даже доблестью было вести себя, как все, как поступали люди испокон веков. Толь­ко такое традиционное поведение имело моральную силу.

<…>Повторение людьми поступков, восходящих к небесному, божественному прототипу, связывает их с божеством, придает реальность им и их поведению. …Новое не представляет инте­реса в этой системе сознания, в нем ищут повторения лишь прежде бывшего, того, что возвращает к началу времен. При подобной установке по отношению ко времени приходится признать его «вневременность». …Жизнь лишается характера случайности и быстротечности. Она включена в вечность и имеет более высокий смысл.

<…>Переход от язычества к христианству сопровождался су­щественной перестройкой всей структуры временных пред­ставлений в средневековой Европе. Но архаическое отноше­ние ко времени было не столько искоренено, сколько оттесне­но на задний план, составило как бы «нижний» пласт народ­ного сознания. Так, языческий календарь, отражавший природ­ные ритмы, был приноровлен к нуждам христианской литур­гии. Церковные праздники, отмечавшие поворотные моменты годичного цикла, восходили еще к языческим временам. Аграр­ное время было вместе с тем и временем литургическим. Год расчленялся праздниками, знаменовавшими события из жиз­ни Христа, днями святых. …Для каждого часа дня и ночи су­ществовали особые молитвы и заклинания. Для основной мас­сы населения главным ориентиром суток был звон церков­ных колоколов, регулярно призывавших к заутрене и другим службам. Сутки делились на ряд отрезков — канонических ча­сов, обычно их было семь, и обозначались они боем церковных часов. Таким образом, течение времени контролировалось ду­ховенством. …Средневековые люди узнавали время преимуще­ственно не визуально, а по звуку. Различали «колокол жатвы», «колокол тушения огней», «колокол выгона в луга». Вся жизнь населения регулировалась звоном колоколов, соразмеряясь с ритмом церковного времени. …Средневековое время — по пре­имуществу продолжительное, медленное, эпическое.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector