Понятие межгосударственной системы и международного права

С того времени, когда в самый разгар тридцатилетней войны в Европе появился трактат  Гуго Гроция «О праве войны и мира», международное право и международная система начали формироваться и развиваться, вырабатывая общие международно-правовые принципы и институты, по пути строительства международных отношений и для регулирования конфликтов, а также решения различных спорных вопросов на основе права. Международное право XX века можно назвать процессом конфронтации и столкновения между старым классическим международным правом и современным международным правом. Никогда прежде события международной жизни не подвергались такому пристальному вниманию мирового сообщества в целом и не оказывали такое влияние на человечество.

Международное право как правовая система, отличная от других существующих в конкретных государствах, функционирует в межгосударственной системе и является ее подсистемой.

Понятие межгосударственной системы было выдвинуто в советской доктрине международного права, в той трактовке, которая дается Г. И. Тункиным. Термин же — межгосударственная система (Interstatesystem) — известен в несколько другом понимании в западной литературе по международному праву.

В США системный анализ основывается на общей теории систем, воспринятой рядом отраслей американской политической науки после того, как он получил распространение в естественных науках. Этот метод в приложении к международному праву предполагает наличие международной системы государств, связанных между собой разнообразными отношениями, из которых выделяются «подсистемы».

Впервые метод системного анализа международного права был предложен последователями профессора Йельского университета М. Макдугала — М. Капланом и Н. Катценбахом в работе «Политические основы международного права», утверждавшими, что международно-правовая система отличается от других систем своей «горизонтальностью», то есть отсутствием иерархии в силу распределения власти между формально равнозначными субъектами системы — суверенными государствами.

Известный американский политолог С. Гофман также обращается к созданию систем международного права, но делает это исходя из результатов социологии истории, крупнейшим представителем которой на Западе является Р. Арон. Гофман анализирует исторические схемы прошлых конфликтов в международных отношениях, а затем сравнивает их с современной структурой.

Р. Грегг и М. Баркун предлагают модель системы, основанную на методе сравнительного анализа политики, разработанного известным американским социологом и политологом Г. Алмондом. Грегг и Баркун применяют его метод для анализа деятельности ООН как фактора международной жизни, исследуя следующие категории: изложение интересов и их группировка; отношения между участниками и вербовка сторонников; объединения участников; регулирование конфликтов и перераспределение компетенции — авторы считают, что две последние категории особенно полезны для международно-правового анализа, а именно для выявления роли Международного суда в спорах между «богатыми» и «бедными» сторонами.

Сторонники системного подхода рассматривают международное право как подсистему, входящую в более общую систему политических отношений. Системный подход западных специалистов обозначает систему межгосударственных отношений либо международное сообщество государств.

Отечественные международники обозначают глобальную межгосударственную систему как  целостную систему, то есть:

Øсистему, где взаимодействует множество компонентов, основные из которых — государства; народы и нации, борющиеся за независимость; международные организации; объединения, не являющиеся международными организациями; международные органы, международное право и другие социальные нормы, действующие в этой системе и т. д;

Øсистему, обладающую интегративными свойствами, что означает, что свойства межгосударственной системы представляют собой результат взаимодействия ее компонентов, а не просто сумму их свойств.

Глобальная система в целом достаточно слабо интегрирована, это свойство гораздо более выражено в ее подсистемах, где взаимодействие компонентов намного интенсивнее и самих компонентов не так много. В основном выделяют региональные и функциональные подсистемы. Для восстановления и поддержания равновесия системы, для ее развития, любая целостная система обладает регулирующей способностью, которая выражается в разрешении конфликтных ситуаций и вообще международных проблем, поддержании равновесия системы и восстановления его в случае нарушения.

В качестве способов регулирования выделяют три основных — политический, силовой и международно-правовой.

Политический способ, хотя и основан на международном праве, осуществляется не путем применения конкретных норм, как международно-правовой, а путем политических договоренностей; силовым же способом вопросы решаются в соответствии с принципом «политики большой дубинки». Все три способа существовали в веках и в различных государствах получали различное признание. Например, давая оценку того, как различные школы и направления в американской международно-правовой доктрине относятся к современному подходу американского правительства к важнейшим политическим и правовым проблемам, приходится признать, что определяющим, с точки зрения влияния на практику, было еще недавно наиболее правое консервативное крыло «реалистической» школы («реализм» завоевывал себе позиции тем, что обличал консерватизм и формализм американской системы правосудия, призывая к ее обновлению). Наиболее характерным представителем этого крыла был Ю. Ростоу, занимавший при рейгановской администрации пост директора Управления по контролю над вооружениями и разоружением. Спор о том, какой элемент следует брать за основу при анализе международных отношений — силу, право или моральные принципы, был решен в то время США в пользу первостепенного учета фактора силы. Однако нарушения международного права, политика милитаризации периода «холодной войны» являлись характеристикой не только внешней политики США, да и заслуга коренного перелома в отношениях СССР-США принадлежит не только нашей стороне.

Председатель сенатской комиссии по иностранным делам конгресса США (рейгановской администрации) У. Фулбрайт указывал, анализируя внешнюю и внутреннюю политику США в различных районах мира и особенно влияние на нее войны во Вьетнаме, что над ней довлела провозглашенная в 1947 г. доктрина Трумена, которая была проникнута воинствующим антикоммунизмом и послужила одной из главных причин «холодной войны».

Сейчас мировое сообщество отвергло политику конфронтации в международных отношениях и, используя методы политического и правового регулирования международных отношений, вернулось к «практическому идеализму Устава ООН».

Для повышения примата международного права в политике необходимо далее повышение роли международных механизмов функционирования международного права, включая международные организации. Необходимо также, чтобы национальное право государств соответствовало международному; подобная необходимость обусловлена не только влиянием национального права на эффективность международного, но и принципом добросовестного выполнения международных обязательств.

Практически всем земным цивилизациям с незапамятных времен была присуща в принципе одинаковая, хотя и выраженная в различных формах и посредством несхожих терминов, идея существующего миропорядка как проявления высшего нравственного и правового порядка, создаваемого божественной волей и обеспечиваемого волей земного властителя, который является избранником богов и выступает посредником между ними и людьми.

Наиболее последовательное обоснование такая трактовка получила в Древней Греции, цивилизация которой сыграла выдающуюся роль в развитии общемировой культуры, политических и правовых учений. Правовые учения древнегреческого мира оказали значительное воздействие на развитие римского права, наивысшие достижения которого нашли отражение в Дигестах Юстиниана (533 г.  н. э.) и в которых деление права на естественное (jusnaturale) и положительное цивильное право (juscivile) было дополнено выделением права народов (jusgentium).

В разработках многих средневековых юристов значительное внимание уделяется уже специальным вопросам международного права. Исторической вехой на этом пути стал знаменитый труд Гуго Гроция «О праве войны и мира» 1625 г.. Будучи первым систематически изложенным курсом международного права, он принес своему автору славу отца науки международного права. Взгляды его в значительной мере подвержены влиянию средневековых богословских интерпретаций права: «Право естественное есть предписание здравого разума, коим то или иное действие, в зависимости от его соответствия или противоречия самой разумной природе, признается либо морально позорным, либо морально необходимым; а следовательно, такое действие или воспрещено, или же предписано самим богом, создателем природы». От естественного права Г. Гроций отличает волеустановленное право, которое «имеет своим источником волю» и которое бывает или человеческим или божественным. Выделяя в волеустановленном человеческое право, он отмечал, что такого рода право является или внутригосударственным правом, которое исходит от господствующей в государстве гражданской власти или правом народов, которое «получает обязательную силу волею всех народов или многих из них».

Всякий правопорядок представляет совокупность норм, заимствующих свою обязательную силу из единой основной нормы, к которой сводятся, прямо или косвенно, все прочие нормы. Основная норма тем самым определяет, каковы те нормы, которые образуют данный правопорядок, и приводит их к единству. Отличие международного правопорядка состоит в том, что в нем принцип pactasuntservanda не покоится, как во внутригосударственном праве, на высшей норме, а сам этот принцип есть наивысшая норма; это и есть тот формальный критерий, который отличает нормы, о которых идет речь, от иных и приводит их к единству. Эти нормы образуют международное право, то есть «правопорядок сообщества государств». Данная концепция международного права принадлежит Дионисио Анцилотти — крупнейшему итальянскому юристу-международнику и одному из наиболее авторитетных авторов по международному праву первой половины ХХ века. По его мнению, нормы поведения, установленные путем соглашений государств, значительно отличаются от правовых норм, свойственных государствам (создание правовых норм в государстве дело органов, поставленных для населения таким образом, чтобы норма оказывалась как бы постановлением высшей воли; присутствует аппарат, состоящий из органов для принудительного осуществления права; наконец, нормы носят, по существу, всеобщий характер). В международном праве же строго ограниченное число участников, чьи особые условия и притязания часто преобладают над соображениями предметов общего свойства. Именно такими и могут быть нормы поведения государств, поэтому, по мнению Анцилотти, справедливо утверждение, что международное право по сравнению с внутригосударственным правом предстает как незавершенное и несовершенное образование, однако его «усовершенствование» путем образования государственной власти, стоящей над различными государствами, в действительности означало бы конец международного права, ибо последнее стало бы внутригосударственным правом нового государства.

Несостоятельны возражения против существования международного права, которые делаются на основании того, что в нем отсутствуют некоторые черты внутригосударственного права (речь идет только о понятии). Те, кто полагает, что речь идет о едином понятии, логически определимом, и считает существенными для этого понятия черты, присущие праву в государственных образованиях, не может не признать, что нормы, установленные путем соглашений между государствами, правовыми не являются. Совершенно иной оказывается позиция тех, кто полагает, что квалификация норм как норм права зависит не столько от их внутреннего содержания, сколько от их договорного характера, который обнаруживается в том, что нормы являются выражением определенной воли. Анцилотти считает достаточным установить, что нормы, установленные согласованной волей государств в целях регулирования их взаимного поведения, существуют вне всякого сомнения; а отсюда — законная и необходимая задача международного права — определение и исследование качества норм и приведение их в логическую систему.

Американская доктрина международного права дает многочисленные определения международного права, значительно отличающиеся, а то и противоречащие друг другу.

В самой схематичной форме это право является системой норм, регулирующих отношения между государствами — субъектами международного права.

Основные споры разворачиваются вокруг определения субъектов и объекта международного права:

ØЛассвел Г., американский политолог, считает, что роль суверенного государства уменьшается и его место начинают занимать другие, более широкие группы;

Øпрофессор Макдугал М. высказывает мнение о том, что происходит эрозия государственного суверенитета в силу того, что расширяется сфера деятельности как транснациональных корпораций, так и отдельных лиц. В число субъектов он включает государства, партии, частные объединения, группы давления и отдельных индивидов; соответственно объект международного права должен включать в себя отношения между этими субъектами;

ØФ. Джессеп, профессор Колумбийского университета, вообще определяет международное право как систему правил, обслуживающих интересы международных монополий.

При всем разнообразии существующих в отечественной и зарубежной литературе определений международного права, можно сказать, что большинство авторов рассматривают международное право как особую правовую систему принципов и норм, регулирующих отношения между его субъектами.

Как всякий правопорядок, международное право представляет собой совокупность юридических норм, которая регулирует определенные отношения. В то же время  как в отечественной, так и в зарубежной науке сложилось понимание международного права как особой правовой системы, отличной от внутригосударственного права.

Основными критериями такого разграничения выступают, прежде всего, предмет, метод и субъектный состав международного и национального права. В состав международных правоотношений, регулируемых международным публичным правом входит две категории отношений:

1) межгосударственные отношения, включающие:

— отношения между государствами;

— отношения между государствами и международными межправительственными организациями;

— отношения между государствами и иными субъектами международного права;

— отношения организаций между собой.

Международные организации включаются в категорию межгосударственных отношений, поскольку их участниками являются сами государства;

2) отношения государств и международных межправительственных организаций с юридическими и физическими лицами, подпадающими под юрисдикцию других государств, международными неправительственными организациями и транснациональными корпорациями (ТНК).

Нормы поведения, установленные путем соглашений государств, международно-правовые нормы существенно отличаются от норм, свойственных национальным правовым системам. Создание норм в государстве — дело органов, являющихся для населения высшей властью; присутствует аппарат для принудительного осуществления права; наконец, нормы носят всеобщий характер.

В международном праве строго ограниченное число участников, чьи особые условия и интересы часто преобладают над соображениями общего свойства.

Основываясь на данных различиях, некоторые авторы делали вывод об отсутствии международного права как правовой системы. Дело в том, что если руководствоваться характерными чертами, присущими праву в государствах, то нормы, установленные путем соглашений между государствами, правовыми не являются. Однако квалификация норм как правовых зависит не только от их внутреннего содержания, но и от их договорного характера, который обнаруживается в том, что нормы являются выражением определенной воли. Нормы, установленные согласованной волей государств в целях регулирования их взаимного поведения, существуют вне всякого сомнения, а отсюда законная и необходимая задача международного права — определение качества норм и приведение их в систему.

Субъекты международного права, главным образом, суверенные государства, нации, борющиеся за свою независимость, а также международные межправительственные организации и некоторые государственно-подобные образования.

Международное право — система юридических норм, создаваемых государствами (и частично  другими субъектами международного права) путем согласования их воль для регулирования взаимного общения. Соблюдение этих норм обеспечивается в случае необходимости принуждением, осуществляемым государствами и некоторыми международными организациями.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector