Теории и доктрины о соотношении международного и внутригосударственного права

О характере ситуации, порождающей теоретические споры, свидетельствует простой пример.

Допустим, что задержано иностранное судно и его экипаж, состоящий из иностранцев, предстоят перед национальным судом задерживающей страны за нарушение её таможенного законодательства. Закон данной страны предусматривает наличие таможенной зоны шириной X миль.

Ответчики утверждают, что в соответствии с нормами международного права допускается установление таможенной зоны шириной Х — 4 мили и что на момент задержания судно ещё не вошло в ту зону, где в силу международно-правовых норм можно принудительно обеспечивать соблюдение национального законодательства.

Возникшая ситуация и представляет собой ту теоретическую проблему, которая предстает как полиция между дуализмом (плюрализмом) и монизмом. Оба направления исходят из того, что у международного и внутригосударственного права существует общая сфера, в которой международно-правовые и внутриправовые нормы могут действовать одновременно в отношении одного и того же предмета и проблема в том — какое право должно при этом превалировать.

Дуалистическая доктрина указывает на существенное различие между международным и внутригосударственным правом, которое состоит, прежде всего, в том, что эти две системы имеют разный предмет регулирования.

Международное право регулирует отношения между суверенными государствами; внутригосударственное — между гражданами друг с другом и с исполнительной властью, и действует в пределах одного государства. Таким образом, ни один правопорядок не может создавать или изменять нормы другого. Когда внутригосударственное право предусматривает, что международное право в целом или в какой-то части подлежит применению в данной стране, это всего лишь проявление главенства внутригосударственного права, принятие или трансформация международно-правовых норм. В случае коллизии, сторонник дуалистической теории стал бы исходить из того, что национальный суд применит национальное право.

Монизм включает в себя несколько направлений, поддерживаемых различными международниками.

1. Г. Лаутерпахт. В его трудах монизм принимает форму утверждения верховенства международного права даже во внутригосударственной сфере. Такая доктрина отрицательно относится к государству как к абстракции и не верит в него как в инструмент защиты прав человека: международное право, подобно внутригосударственному занято, в конечном счете, поведением и благополучием индивидов. По этой теории международное право — самый лучший из имеющихся регуляторов человеческих отношений.

2. Г. Кельзен. По его мнению, научной основой монизма является положение, согласно которому международное и внутригосударственное право представляют собой часть одной и той же системы норм, сила и содержание которых логически вытекают из некоей основной нормы: «Государства должны вести себя так, как они обычно себя вели».

«Поскольку основные нормы национальных правопорядков определяются нормой международного права, они являются основными нормами лишь в относительном смысле. Конечным обоснованием силы национальных правопорядков служит именно основная норма международного правопорядка».

Кельзен не поддерживает «примат» международного права над внутригосударственным, с его точки зрения этот вопрос может быть решен лишь на основе соображений, которые не являются строго юридическими.

Существует также естественно-монистическая теория; внешне напоминает положение Кельзена об универсальной основной норме. Согласно этой теории, международный и внутренний правопорядки подчинены некоему третьему правопорядку, обычно под ним подразумевается естественное право либо «общие принципы права», стоящие над международным и внутригосударственным правом и определяющие их соответственные сферы.

Тем не менее, большинство юристов-международников утверждают, что логические последствия монизма и дуализма находятся в противоречии с деятельностью международных и национальных органов, а так же судов. Системы международного и национального права не приходят в столкновение, поскольку действуют в различных сферах. Каждая из них является высшей в своей собственной сфере. В случаях коллизий, при неспособности государства на внутригосударственном уровне действовать так, как того требуют международно-правовые нормы, последствием будет не недействительность внутреннего права, а ответственность  государства на международном уровне.

Международное право характеризуется как право координации, не предусматривающее автоматической отмены внутренних норм, противоречащих международно-правовым обязательствам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector