Сверхфразовое единство (Сложное синтаксическое целое)

На базе высказывания строятся сверхфразовые единства (или сложные синтаксические целые). Это вторая семантико-синтаксическая единица текста, представляющая собой объединенность двух и более высказываний — объединенность тематическую и структурную. Или — сочетание нескольких предложений, характеризующееся относительной завершенностью темы (микротемы), смысловой и синтаксической спаянностью компонентов.

От сложного предложения (в том числе и многочленного) сложное синтаксическое целое отличается менее тесной связью между частями, их формально-синтаксической самостоятельностью. Однако эти качества не мешают компонентам сложного синтаксического целого объединяться в смысловое и даже структурное единство, что и позволяет выделять эту единицу в синтаксисе.

Сверхфразовое единство организуется через тема-рематическую последовательность.

Для текста важна коммуникативная преемственность между его составляющими. Каждое предложение в коммуникативном плане связано с предшествующим и продвигает высказывание от известного к новому, от данного, исходного к ядру. В результате образуется тема-рематическая последовательность, цепочка. Текст как единица коммуникативная предполагает такое соединение высказываний, в котором каждое из последующих содержит какую-то минимальную информацию, уже имевшуюся в предыдущем высказывании.

Таким образом, в тема-рематической последовательности осуществляется пошаговая тематизация ремы.

Возьмем пример: «В очень известном и большом городе жил царь, вдовец. У царя была дочь, невеста. Царевна далеко славилась и лицом и умом, и потому многие весьма хорошие люди желали сосватать ее. Среди этих женихов были князья, воеводы, и гости торговые, и ловкие проходимцы, которые всегда толкаются в знатных домах и выискивают, чем бы услужить»(Н. Рерих. Детская сказка).

Каждое из высказываний в этом кусочке текста, который представляет собой межфразовое единство, поэтапно продвигает информацию вперед, как бы отталкиваясь от предшествующего высказывания, что проявляется в повторении уже данной информации: жил старый царь, вдовец — у царя (1-е предл. — 2-е предл.); была дочь, невеста — царевна (2-е предл. — 3-е предл.); желали сосватать ее — среди этих женихов (3-е предл. — 4-е предл.).

Нетрудно заметить, что если обозначить компоненты высказывания в терминах актуального членения предложения (t — тема, R — рема), то структура данного сверхфразового единства и одновременно его коммуникативная перспектива будет выглядеть так:

    t1 — R1

            R1= t2 — R2

                            R2 = t3 — R3

                                             R3 = t4 — R4

Как видим, новую информацию несут рематические компоненты высказывания, именно они продвигают информацию вперед; тематические же компоненты фиксируют исходные пункты высказываний, они скрепляют отдельные высказывания, связывая их в единое целое и обеспечивая преемственность — информативную, коммуникативную, структурную. Повторная информация дается именно в тематическом компоненте высказывания, в котором согласно основной закономерности построения текста повторяется, полностью или частично, рема предшествующего высказывания: R1 дает t2; R2 дает t3 и т.д. Так образуется тема-рематическая последовательность в пределах кусочка текста, который синтаксически организуется как сложное синтаксическое целое. Именно тема-рематическая последовательность проявляет коммуникативную связанность текста, так как через нее происходит накопление информации, ее продвижение; но одновременно тема-рематическая последовательность выявляет и структурную связанность: тематическая преемственность каждого из высказываний требует «облачения в словесные одежды» и одновременно выбора определенных синтаксических средств связи. Так содержание ищет форму, форма становится содержательной.

Такая закономерность построения текстового сообщения важна чисто практически: выбор «словесной одежды» для обозначения повторной информации в каждом последующем тематическом компоненте высказывания получает объективное обоснование и превращается из интуитивного процесса в процесс осознанно контролируемый и управляемый. Например, при литературной правке текста при невозможности подыскать синонимическую замену для обозначения упомянутого в тексте понятия необходимо поместить повторяемое словосочетание в начале высказывания, чтобы не разрушить коммуникативную и смысловую целостность компонентов сверхфразового единства, хотя стилистически это может показаться неудобным (интуитивно редактор стремится поставить повторяющиеся слова как можно дальше друг от друга). Ср. в нашем примере неудачный вариант при перестановке повторяющегося слова: «В очень известном и большом городе жил старый царь, вдовец. Дочь, невеста, была у царя». Тема-рематическая последовательность при таком построении второго высказывания оказалась разрушенной.

Структурными средствами организации самостоятельных предложений в составе сложного синтаксического целого являются союзы в присоединительном значении, анафорически употребленные местоимения, наречия; обстоятельственные сочетания в роли детерминантов, модальные слова, порядок слов, соотнесенность видовременных форм глаголов и возможная неполнота отдельных предложений; существенную роль играет и общее интонационное оформление. В смысловом отношении сложное синтаксическое целое характеризуется лексической преемственностью, широтой охвата содержания излагаемой темы, вплоть до полного ее раскрытия (каждое из последующих звеньев сложного синтаксического целого расширяет и развивает содержание предыдущих).

Перечисленные здесь формально-грамматические средства межфразовой связи не обязательно должны присутствовать в каждом сложном синтаксическом целом в полном объеме. Избираются то одни средства связи, то другие; то строго и последовательно однотипные, то в различных комбинациях друг с другом, т е. «организация сложного синтаксического целого не является стабильной». Но в каждом конкретном случае смысловая объединенность частей абсолютно обязательна.

Тема-рематические последовательности поддаются моделированию. Модели цепочек могут быть различными. Их виды обусловлены типом связи между предложениями в СВЕ и отношениями между ними.

Сложные синтаксические целые могут быть однородного и неоднородного состава. Между однородными предложениями в составе единств обнаруживается параллельная связь, между неоднородными — цепная (последовательная). Параллельно связанные предложения автосемантичны (т.е. сами по себе знаменательны, самостоятельно оформлены без лексико-грамматической связи с предшествующими предложениями); предложения, последовательно связанные, синсемантичны (тесно спаянные предложения, которые, будучи изолированными, лишаются способности самостоятельного употребления, поскольку в них есть лексико-грамматические показатели связи с предшествующими предложениями). При параллельной связи в предложениях имеется перечисление, сопоставление или противопоставление; в них обычно наблюдается структурный параллелизм. Назначение таких сложных целых — описание ряда сменяющихся событий, действий, состояний, картин. Например: Буря бушевала над Петербургом, как возвращенная молодость. Редкий дождь хлестал в окна. Нева вспухала на глазах и переливалась через гранит. Люди пробегали вдоль домов, придерживая шляпы. Ветер хлопал черными шинелями. Неясный свет, зловещий и холодный, то убывал, то разгорался, когда ветер вздувал над городом полог облаков (Пауст.).

    t1 — R1

    t2 — R2

    t3 — R3

    t4 — R4

Так оформляется тема-рематическая последовательность при помощи параллельной связи (последовательность однородного состава). Кроме того, в данном случае последовательность объединяется еще общей гипертемой — t1 — R1.

Здесь каждое предложение знаменательно, так как их лексическое наполнение вполне самостоятельно (нет ни слов-указателей; ни слов, вмещающих в себя и обобщающих собой значение целых конструкций; ни слов — «представителей» другой конструкции и т.д.). Объединяющим началом всех этих отдельных предложений является логико-смысловое единство — соотношение общего (буря бушевала) и частного (Нева вспухала…; Люди пробегали…; Ветер хлопал…; Свет то убывал, то разгорался…) в описании картины. Из структурных показателей объединения можно назвать лишь параллелизм строения предложений (двусоставность, одинаковый порядок расположения членов предикативной основы — подлежащего и сказуемого), а также совпадение видо-временных форм глаголов-сказуемых (бушевала, хлестал, вспухала, пробегали, хлопал, убывал, разгорался, вздувал).

При цепной связи (наиболее распространенной) части предшествующих предложений повторяются в последующих или используются их указатели — местоимения, местоименные наречия и т.д. Предложения как бы цепляются одно за другое, последующее подхватывается предыдущим и тем самым осуществляется развертывание мысли, ее движение. Каждое отдельно взятое предложение (обычно кроме первого) синсемантично, так как не способно в нетрансформированном виде к самостоятельному употреблению и свои коммуникативные качества получает лишь в тесном контакте с другими предложениями.

Во все времена в нарядах мужчин немаловажное место отводилось шляпе. То узкой, то широкополой, то спортивного покроя. Ее надевали и к костюму, и к плащу, и к сорочке (Моск. комс. — 1983. — 21 мая).

    t1 — R1

            R1=t2 — R2

В данном случае обнаруживается цепная связь (последовательность неоднородного состава).

Параллельная и цепная связь могут совмещаться в пределах одного сложного целого, образуя смешанный тип: Падавший снег останавливался и повисал в воздухе, чтобы послушать звон, лившийся ручьями из дома. А Золушка смотрела, улыбаясь, на пол. Около ее босых ног стояли хрустальные туфельки. Они вздрагивали, сталкиваясь друг с другом, в ответ на аккорды, долетавшие из комнаты Грига (Пауст.). Между первыми двумя — параллельная связь, далее предложения присоединяются по способу цепной связи.

Тема-рематическая цепочка может быть образована и иным способом, в частности с использованием сквозной темы:

У нас в лесах малина растет большей частью по буеракам и по берегам лесных речек, где истлевают в труху упавшие на землю деревья. Малина, даже и садовая, любит почему-то древесную перегнившую труху. Обычно малине сопутствуют высокие травы, чаще всего крапива, которая едва ли не перерастает саму малину (В. Солоухин).

       t1 — R1

t2 — R2                  t3 — R3              t4 — R4

Естественно, что разные виды связи могут сочетаться, оформляя тема-рематические последовательности смешанного типа.

Механизм перехода ремы одного высказывания в тему другого срабатывает отнюдь не автоматически, т.е. такой переход не всегда есть показатель связаности текста и идеальности его структуры.

Польская исследовательница Майенова, в частности, привела пример следующий, когда тема-рематическая цепочка не стала гарантией правильности построения текста: «Кинотеатр находился на Пулавской улице. Пулавская улица — это одна из улиц Варшавы. Улицы в Варшаве имеют определенную форму. Такую форму можно описать при помощи следующих уравнений…». Значит, структурная связность должна лишь проявлять смысловую и коммуникативную связь; ставшая самоцелью, она лишается содержательного смысла.

В структуре сверхфразового единства (сложного синтаксического целого) большую конструктивную роль играет первая фраза-зачин, определяющая тематическую и строевую перспективу всего сверхфразового единства. Фраза-зачин автосемантична, т.е. самодостаточна в смысловом отношении, даже будучи вырванной из контекста целого. В приведенном выше примере из К. Паустовского такую роль выполняет фраза «Буря бушевала над Петербургом…», которая в смысловом отношении как бы вбирает в себя все остальные высказывания данного единства, обобщая детализированное описание этой «бури». Для строения данного межфразового единства важно еще и то, что каждое из последующих высказываний строится по образцу первой фразы-зачина, копирует ее структуру; тому способствует словопорядок сказуемое — подлежащее и особенно одинаковые формы глаголов: люди пробегали, ветер хлопал, свет то убывал, то разгорался.

Таким образом, большую роль в структуре сложного синтаксического целого играет первое предложение — зачин. Оно «дает» тему, которая раскрывается последующими компонентами единства. В структурном отношении первое предложение строится свободно и вполне самостоятельно. Зато все последующие оказываются структурно связанными (порядок слов, видо-временные формы глаголов, интонация и, отчасти, лексический состав подчинены предложению-зачину).

Примеры: 1) Все леса хороши с их грибным воздухом и шелестом листьев. Но особенно хороши горные леса около моря. В них слышен шум прибоя (Пауст.).

Зачин — первое предложение, основная тема сообщения. Назначение второго предложения — передать противительно-выделительные отношения (связь осуществляется посредством сочетания но особенно). Третье предложение обосновывает второе (показатель связи — местоименный повтор в них, замещающий субстантивное словосочетание горные леса около моря). Кроме лексико-синтаксических показателей связи (особенно хороши, в них), имеются и собственно синтаксические, в первую очередь — союз но и порядок слов: во втором и третьем предложениях сказуемое предшествует подлежащему, что предопределено структурой первого предложения. Предложения объединяются по способу цепной связи.

2) Погода мучила. С утра светило солнце, парило над дымящимися полями, над грязными дорогами, над хлебами, насыщенными водою, легшими на землю. С утра Аверкий, порою покидавший свою телегу и добредавший до избы, обещал старухе, что опогодится. Но к обедам опять заходили тучи, казавшиеся еще чернее от блеска солнца, меняли облака свои необыкновенные цвета и очертания, поднимался холодный ветер, и бежал по полям косой радужный дождь (Бун.).

Зачин — Погода мучила. Все содержание последующих предложений подчинено этой исходной теме: дается ее подробное обоснование. Структурная связанность выявляется в следующем: основные глаголы имеют один временной план (мучила, светило, парило, обещал, заходили, меняли, поднимался, бежал); параллелизм в построении поясняющих предложений (второе и четвертое предложения); повторение обстоятельства времени в начале каждого предложения (с утра; с утра; но к обедам); противительные отношения на стыке третьего и четвертого предложений; положение глагола-сказуемого перед подлежащим (второе и четвертое предложения).

Предложение-зачин может иметь и такую специфику: в нем есть слово (или слова), вмещающее все содержание последовательно перечисляемых компонентов сложного синтаксического целого. Такое единство строится по схеме предложения с однородными членами, при которых имеется обобщение: Отсюда все было видно вокруг. И самые высокие снежные вершины, выше которых только небо. Они стояли позади гор, над всеми горами и над всей землей. И те же горы, что пониже снежных, — лесистые горы, поросшие понизу лиственными чащами, а поверху — темным сосновым бором. И горы Кунгеи, обращенные к солнцу; на склонах Кунгеев ничего не росло, кроме травы. И горы еще поменьше, в той стороне, где озеро, — просто голые каменистые увалы (Айтм.). Таким образом построенное сложное синтаксическое целое легко объединяется в одно предложение, причем с точным воспроизведением интонационного рисунка: обобщающе-предупреждающая интонация первого предложения; постепенное нарастание интонации при перечислении однотипно построенных частей, с логическим подчеркиванием при этом каждой из них (и самые высокие снежные вершины…; и те же горы…; и горы…; и горы…), интонация вводности, сопровождающая части Они стояли позади гор…; на склонах Кунгеев… Ср.: Отсюда все было видно вокруг: и самые высокие снежные вершины, выше которых только небо (они стояли позади гор, над всеми горами и над всей землей); и те же горы, что пониже снежных, — лесистые горы, поросшие понизу лиственными чащами, а поверху — темным сосновым бором; и горы Кунгеи, обращенные к солнцу (на склонах Кунгеев ничего не росло, кроме травы); и горы еще поменьше, в той стороне, где озеро, — просто голые каменистые увалы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector